Психопат в коллективе

Янина Данильченко

psihopat

Идея написать статью о психопатах созрела у меня давно, т.к. имея непосредственный опыт наблюдений за особенностями социального взаимодействия человека с психопатическими чертами личности, хотелось поделиться  этой информацией с другими. Как знать, может, она кому-нибудь пригодится.

Мой университетский преподаватель по патопсихологии рассказывал, как после его лекции, посвященной особенностям психопатической личности, одна из студенток смогла идентифицировать таковую в своем ближайшем окружении. Это был ее бойфренд.

Итак, кто такой психопат? Психопатия – это личностное расстройство (чаще врожденное, обусловленное спецификой построения нейронных связей в нервной системе). То есть, это человек, имеющий целиком сохранный интеллект и отсутствие психических заболеваний, но который не может функционировать как нормальная личность, воспринимая других членов социума как инструменты, как средство достижения цели, как предметы, годящиеся только для манипулирования и удовлетворения его потребностей.

У него нет эмпатии, и он мало что чувствует из эмоций  по сравнению с нормальными людьми. Даже базовый страх смерти у него практически отсутствует  (я читала как-то откровения психопатки, которая подробно описывала, как она тонула в реке – по ее словам, страха она в тот момент не ощущала вообще).

Чтобы что-то почувствовать, психопату необходимо приложить усилия. Что он и делает, используя тех, до кого может дотянуться.

В структуре личности психопатов наблюдается выраженный дефицит таких моральных чувств, как привязанность, любовь, сострадание, уважение, совесть, стыд,  честность, доверие.  Однако в случае острой необходимости психопаты умеют их изображать – весьма правдоподобно.

Психопатов можно условно поделить на ярковыраженных и высокофункциональных. «Яркие» составляют тут часть контингента, что регулярно пополняет ряды серийных убийц, маньяков, отчаянных дебоширов, драчунов и хулиганов. Как правило, такие люди в какой-то момент пополняют ряды сидельцев в тюрьмах (психопаты подсудимы, ибо интеллект их сохранен, и они понимают, что делают, нарушая закон).

Высокофункциональные психопаты не проявляют себя столь рьяно, однако взаимоотношения, в которые они вступают с другими людьми, часто являются плачевными для последних.

Хотя бывают и исключения. Высокофункциональный психопат, который смог социализироваться в обществе, может со стороны выглядеть обычным человеком. Умным, веселым, обаятельным, даже харизматичным. Он вполне способен соблюдать социальные нормы, если захочет. Он способен добиваться карьерных высот, поскольку не ощущает страха, стыда, вины и готов рисковать. Он не оглядывается на мнение остальных. Единственное, чего он не может – чувствовать.

Самую подробную характеристику типичной  психопатической личности сделал в 1991 г. профессор  Р. Хаэр, который много лет работал тюремным психотерапевтом и имел возможность подробно изучать в тюрьмах психопатов всех окрасок и мастей.

Итак, психопата можно вычислить по таким характеристикам:

  • болтливость и поверхностность;
  • патологическая лживость, склонность к мошенничеству и насилию;
  • крайний эгоцентризм;
  • легкий флер обаяния, способность очаровывать (в начале знакомства);
  • отсутствие чувства вины, стыда и сожаления;
  • склонность обвинять окружающих;
  • отсутствие эмпатии, бессердечность;
  • коварство и склонность манипулировать людьми;
  •  неспособность к планированию и долговременному труду;
  • поверхностность эмоций;
  • импульсивность, вспыльчивость, слабый поведенческий контроль;
  • потребность в психическом возбуждении (что толкает на антисоциальные поступки);
  • безответственность, пренебрежение социальными нормами, равнодушие к морали;
  • проблемное поведение в детстве;
  • антисоциальное поведение во взрослой жизни и др.

Маркеры психопатологии в  детстве: хроническое непослушание и патологическая лживость, воровство, отсутствие сочувствия по отношению к близким, мучение животных, жестокость по отношению к другим детям, импульсивность.

Распознать психопата в самом начале взаимоотношений порою невозможно даже специалистам – он знает, как понравиться, умеет быть обаятельным и обходительным. Некоторые из них могут притворяться таковыми долгое  время.

Конечно, для того, чтобы утверждать, что человек является психопатом, необходимо большое количество совпадений по признакам, что в совокупности образует синдром. Бывает, что человек, имеющий многие указанные поведенческие маркеры, по всем показателям «не дотягивает» до полноценного психопата – тогда мы можем говорить о наличии психопатических личностных черт.

***

В моем допсихологическом прошлом я была молодым руководителем отдела персонала, который однажды столкнулся со сложной проблемой. В тот год мы с сотрудниками не набрали в штат нужного количества работников с инвалидностью (их должно было быть не менее 4% от общей численности). Дело пахло судебной тяжбой и ощутимым штрафом со стороны государства.

И вот центр занятости для трудоустройства прислал нам женщину с инвалидностью (назову ее Н.) – ее ограниченная трудоспособность была по аллергии, кажется.

Энергичная, очень словоохотливая женщина лет 45 поначалу вызвала у меня  симпатию. Она долго рассказывала, как нужна ей работа, и о том, что много лет она не могла нормально устроиться из-за постоянного плохого самочувствия. Однако, мол, сейчас ей намного лучше и она готова сворачивать производственные горы, если ее возьмут. Словом, обычный, с виду нормальный, довольно приятный человек, хотя и  болтливый – такое впечатление она производила.

Воодушевление мое сошло на нет, когда я открыла ее трудовую – там записей было штук 7, и каждая ее работа длилась от силы месяц-два. «Состояние здоровья» — объясняла женщина. — «Очень мне было плохо, очень.  Задыхалась, не могла трудиться, приходилось бросать и уходить. А сейчас стойкое улучшение».

В общем, тогда я решила плюнуть на свою интуицию (не делайте так, умоляю) и принять во внимание доводы рассудка (зря, как оказалось).  Мне было необходимо срочно выполнить квоту на трудоустройство людей с инвалидностью, и я не могла внятно объяснить центру занятости, чем мне этот человек не подходит. Что-то меня настораживало в ней, чего я не могла себе объяснить. Однако формально, как соискатель, женщина отвечала всем требованиям.  Я успокоила себя: если не задержится у нас – то хоть нашу статистику поправит. Может, удастся избежать штрафа. Короче говоря, я ее трудоустроила. Своим руководителям в службе она подошла. Все было прекрасно.

Через месяц из того подразделения, где работала Н, мне позвонили. Я взяла трубку, и сердитый голос сказал: «Спасибо, Янина Георгиевна, за подарочек, который вы нам подсунули. Вот это удружили!»

Я так и замерла с телефонной трубкой. Позже выяснилось вот что. За тот короткий месяц, пока новая сотрудница адаптировалась в новом коллективе, она успела:

  1. Познакомиться с коллегами, занимающими более высокие должности, сообщив  мимоходом кое-кому из них, что планирует работать в скором времени на их месте.
  2. Написать целую кучу доносов с совершенно фантастическим содержанием на свое руководство и коллег.
  3. Оболгать в коллективе буквально каждого, перессорить всех  и наслаждаться полученным результатом (люди говорили, что он стали бояться разговаривать друг с другом. Ведь Н. о других врала так уверенно, столь вдохновенно, что ей верили!)
  4. Угрожать тем, кто посмел делать ей замечания, внушать им страх (коллеги стали ее бояться).
  5. Найти в соцсетях странички своих коллег, оставить там комментарии оскорбительного и угрожающего характера.
  6. Клеветать на свой коллектив клиентам, взывая к своему бедственному положению. Красочно обвинять перед клиентами свое руководство во всех грехах и нелояльности, а других сотрудников – в криминале и безответственности.
  7. Познакомиться с руководителем другого отдела,  произвести на него самое что ни на есть отличное впечатление, и успешно напроситься работать под его началом. Ее уже готовы были взять на работу в другую службу!

И т.д., и т.п.

Новость о своем увольнении новая сотрудница восприняла совершенно спокойно. Она была абсолютно, стопроцентно невозмутима. Казалось, вся эта история касается не ее, а кого-то другого. Она не испытывала ни вины за свое поведение, ни сожаления о своем увольнении. Каково же было мое удивление, когда через месяц она снова пришла ко мне с направлением от центра занятости, уверенная, спокойная, и обворожительно улыбаясь, сказала, что она у нас работала, ей понравилось, и она хотела бы трудоустроиться снова.

Не буду описывать, что было дальше – моим сотрудникам и специалисту центра занятости пришлось выслушать в свой адрес и обвинения, и угрозы от Н., прежде, чем удалось ее отправить восвояси. Она еще несколько раз являлась потом с улыбкой и невинным лицом – признаюсь, что в конце-концов приходилось запирать перед ее носом дверь.

Я не могу утверждать, была ли эта женщина высокофункциональной психопаткой – для этого у меня нет полной информации о ней и достаточного количества наблюдений. Но то, что она имела психопатические черты в структуре личности – это очевидно.

***

Можно ли построить безопасные отношения с психопатом? Это маловероятно. Единственный верный совет, который дают специалисты – исследователи психопатии: «держитесь от такого человека подальше!»  И я с ними полностью согласна.

99 просмотров

Оставить коментарий

You must be logged in to post a comment.