Архив Рубрики: Личные и возрастные кризисы

Люди як дзеркала

Янина Данильченко

mirrorПозавчора я була в ательє, де ушивала свою нову вишневу сукню. Там працюють такі сумлінні дівчата, уважні й привітні, то ж я є їхньою постійною клієнткою. Але є те, що мені в цьому ательє не подобається. Дзеркало!

Дзеркало розташоване в глухому закутку, де йде примірка. Вікна там нема, а є лампа денного світла, яка підсвічує шкіру у дзеркалі пронизливим блакитно-білим сяйвом. Коли я дивлюсь у нього, мені одразу здається, що я виснажена і маю доволі хворобливий вигляд. Коротше, радість від примірки нових речей це дзеркало трішечки псує.

Потім я приходжу додому і дивлюсь у домашні дзеркала – вони до мене приязні, хоча і не лестять, вони гарно освітлені, і в них я така, яка є насправді. Дивлячись у них, я впевнююсь, що зі мною все ок.

Я часто думаю, що з дзеркалами часто буває так само, як із людьми. Всі ми віддзеркалюємось одне в одному, зчитуємо свій відбиток, що в той момент стає частиною історії про нас. Іноді поруч з якоюсь людиною починаєш відчувати себе негарним, нерозумним, нікчемним — це знак, що від такого «дзеркала» слід триматись подалі. І навпаки – є люди-дзеркала, через яких пізнаєш у собі істинне, без викривлень. І незалежно від правди, твоє відображення в них тепле, приязне і подобається тобі.

Звісно, всім нам потрібні люди-дзеркала, які бачать краще в нас, бо через них ми теж починаємо бачити в собі оце краще. Але, мабуть, не менш важливо зрозуміти, якими дзеркалами є ми самі для інших. І що через себе транслюємо у світ.

Пассивная агрессия: распознать и обезвредить

Янина Данильченко

22222Об агрессии принято считать, что она представляет собой одно из худших человеческих проявлений. На самом деле это преувеличение. Нормальный уровень агрессии присущ практически всем людям, и он нам необходим для выживания. Для самозащиты, для выстраивания границ, для развития, самореализации. Вся человеческая жизнь – это, по большому счету, экспансия. А экспансия без агрессии невозможна. Агрессия – это далеко не всегда крики, ругань, драки. Это еще и настойчивость, и выражение своего мнения, и лидерство, и часть человеческой сексуальности. Агрессия может быть выражена в социально-приемлемый способ (например, управляемый конфликт, переговоры, диспут) и не приносить ущерба окружающим.

Но что происходит с человеком, который боится хотя бы немного открыто проявить свои несогласие, неудовлетворенность, обиду, гнев и т.п. (озвучить свои мысли и чувства, движимые агрессивными импульсами)?

О таких людях говорят: «не б’є, не лає, й добра не бажає». Как так получается, что рядом с этим воспитанным, правильным, порядочным человеком вы чувствуете себя настолько неуютно? Он сдержан и миролюбив, охотно идет на компромиссы, скромен и нетребователен. Однако, контактируя с ним, вы начинаете отмечать некоторые неприятные аспекты общения. Например, в его присутствии вы внезапно начинаете ощущать вину, неуверенность и напряжение, порою толком не понимая причины. Или испытываете злость и раздражение, хотя человек вроде и не сделал вам ничего плохого. Так в чем же дело?

читать далее »

О контейнировании эмоций

Янина Данильченко

containНедавно я видела забавный ролик, где симпатичный розовый поросенок вцепился своей тучной маме-свинье в хвост и дергал его со стороны в сторону со свирепостью, достойной  бультерьера. Мама-свинья и ухом не вела, хотя, смею предположить, когда так дергают, это должно быть болезненно. Животные, как мы можем наблюдать, часто преподают нам уроки невероятной терпеливости в обращении со своими малышами. Чего порою не скажешь о людях.

Иногда мне приходится слышать (даже, увы, сквозь стеклопакеты), как на улице молодая мать истерично орет на свою годовалую дочь. С одной стороны, мне искренне жаль обеих девчонок – и малышку, получающую свои первые психоэмоциональные травмы в режиме реального времени, и ту юную особу, которая ее родила, будучи еще инфантильной и не имеющей возможности вынести эмоциональный накал, неизбежный во взаимодействии с маленьким ребенком.

С другой стороны, я понимаю, что абсолютно всем людям, имеющим детей, хотя бы изредка приходилось сталкиваться с моментами злости, гнева и бессилия в отношении своего ребенка. А бывает, даже моменты ненависти проскакивают, да. Об этом не принято говорить. Некоторых родителей открытие в себе  таких чувств по поводу своего дитяти пугает до ужаса – они сразу скатываются в стыд и вину, ощущая свою родительскую никчемность, испорченность и непригодность. Хотя  такие чувства родителя к ребенку (как к Другому)  – они-то естественны на самом деле. Ведь само их наличие ни в коем разе не свидетельствует об отсутствии прочего – привязанности, нежности, любви.

Суть не в том, что мы чувствуем (мы не можем оставаться бесстрастными,  ведь пока мы чувствуем – мы ощущаем, что живы), а в том, как мы реагируем. Если привычное (т.е. повторяющееся из разу в раз) отреагирование родителя на сильные эмоции или раздражающее поведение ребенка сводится к тому, чтобы отбросить от себя его тревогу, обесценить его переживания, отстраниться, наорать в ответ или дать подзатыльник – значит, у него отсутствует или переполнен так называемый эмоциональный контейнер (которым  в идеале обладает Взрослый в диаде родитель-ребенок).

читать далее »

Трое в лодке, не считая собаки

Янина Данильченко

dog

Знаете ли вы, почему семейные психологи, составляя геносоциограмму клиенту, иногда отмечают на ней его домашних животных?

Геносоциограмма – это такое схематическое семейное древо, позволяющее отобразить историю семьи и взаимоотношения между родственниками, а также характер межпоколенческих связей. Ее составляют для того, чтобы получить полную картину взаимодействия между представителями разных поколений рода, чтобы выделить особенности общения, характеристики межличностных и внутрисемейных границ, обнаружить семейные сценарии.

Интерес системных психологов к взаимоотношениям людей и животных, живущих рядом, не случаен. Всем известно, что домашние любимцы оказывают заметное влияние на жизнь семьи. Обслуживая потребности людей, они выполняют определенные роли – компаньона, друга, живой игрушки, няньки и даже главы семьи.

читать далее »

Стилі виховання та вікові дитячі кризи: періоди сімейної турбулентності

Янина Данильченко

Crisis

Продовжуючи тему сепарації дитини від батьків  як процесу фізичного й психоемоційного відділення, поговоримо про дитячі вікові кризи, а саме: про їх перебіг залежно від стилів виховання та їх значення для майбутньої психологічної сепарації від батьків.

читать далее »