Архив Рубрики: Личные и возрастные кризисы

О контейнировании эмоций

Янина Данильченко

containНедавно я видела забавный ролик, где симпатичный розовый поросенок вцепился своей тучной маме-свинье в хвост и дергал его со стороны в сторону со свирепостью, достойной  бультерьера. Мама-свинья и ухом не вела, хотя, смею предположить, когда так дергают, это должно быть болезненно. Животные, как мы можем наблюдать, часто преподают нам уроки невероятной терпеливости в обращении со своими малышами. Чего порою не скажешь о людях.

Иногда мне приходится слышать (даже, увы, сквозь стеклопакеты), как на улице молодая мать истерично орет на свою годовалую дочь. С одной стороны, мне искренне жаль обеих девчонок – и малышку, получающую свои первые психоэмоциональные травмы в режиме реального времени, и ту юную особу, которая ее родила, будучи еще инфантильной и не имеющей возможности вынести эмоциональный накал, неизбежный во взаимодействии с маленьким ребенком.

С другой стороны, я понимаю, что абсолютно всем людям, имеющим детей, хотя бы изредка приходилось сталкиваться с моментами злости, гнева и бессилия в отношении своего ребенка. А бывает, даже моменты ненависти проскакивают, да. Об этом не принято говорить. Некоторых родителей открытие в себе  таких чувств по поводу своего дитяти пугает до ужаса – они сразу скатываются в стыд и вину, ощущая свою родительскую никчемность, испорченность и непригодность. Хотя  такие чувства родителя к ребенку (как к Другому)  – они-то естественны на самом деле. Ведь само их наличие ни в коем разе не свидетельствует об отсутствии прочего – привязанности, нежности, любви.

Суть не в том, что мы чувствуем (мы не можем оставаться бесстрастными,  ведь пока мы чувствуем – мы ощущаем, что живы), а в том, как мы реагируем. Если привычное (т.е. повторяющееся из разу в раз) отреагирование родителя на сильные эмоции или раздражающее поведение ребенка сводится к тому, чтобы отбросить от себя его тревогу, обесценить его переживания, отстраниться, наорать в ответ или дать подзатыльник – значит, у него отсутствует или переполнен так называемый эмоциональный контейнер (которым  в идеале обладает Взрослый в диаде родитель-ребенок).

читать далее »

Трое в лодке, не считая собаки

Янина Данильченко

dog

Знаете ли вы, почему семейные психологи, составляя геносоциограмму клиенту, иногда отмечают на ней его домашних животных?

Геносоциограмма – это такое схематическое семейное древо, позволяющее отобразить историю семьи и взаимоотношения между родственниками, а также характер межпоколенческих связей. Ее составляют для того, чтобы получить полную картину взаимодействия между представителями разных поколений рода, чтобы выделить особенности общения, характеристики межличностных и внутрисемейных границ, обнаружить семейные сценарии.

Интерес системных психологов к взаимоотношениям людей и животных, живущих рядом, не случаен. Всем известно, что домашние любимцы оказывают заметное влияние на жизнь семьи. Обслуживая потребности людей, они выполняют определенные роли – компаньона, друга, живой игрушки, няньки и даже главы семьи.

читать далее »

Стилі виховання та вікові дитячі кризи: періоди сімейної турбулентності

Янина Данильченко

Crisis

Продовжуючи тему сепарації дитини від батьків  як процесу фізичного й психоемоційного відділення, поговоримо про дитячі вікові кризи, а саме: про їх перебіг залежно від стилів виховання та їх значення для майбутньої психологічної сепарації від батьків.

читать далее »

И грянул шторм: особенности кризиса «середины пути»

Янина Данильченко

shtor_b

В конечном счете, мы осознаем, что наше странствие – это наш дом, и комфорт в этом доме зависит от вопросов, которые мы задаем. Если наш основной вопрос связан с тем, как обрести безопасность и признание или как избежать странствия, то мы навсегда останемся потерянными детьми своих потерянных, напуганных родителей, бредущими по своей внутренней пустыне.

Джеймс Холлис

Идея написания этой статьи вынашивалась уже давно, время от времени я вспоминала о ней, и решила, что напишу в контексте тем возрастных кризисов. Напомню, что кризисы в психологии — это переходные периоды, сопровождаемые эмоциональной лабильностью и напряжением, как реакцией на вызовы, которые ставит перед человеком или иной системой сама жизнь (и человек, и семья, и любая другая социальная общность рассматривается в психологической науке как система).

Итак, снова говорим о возрастных кризисах, но теперь уже о тех, с которыми мы встречаемся во взрослой жизни. Одним из самых мощных, и, на мой взгляд, важных для развития личности, является кризис «середины пути», или, как еще принято его называть, кризис среднего возраста.

читать далее »

Пожилые родственники в семье

Янина Данильченко

 

boy_granМы живем в эпоху культа молодости. Молодым может казаться, что старость – это то, что не произойдет с ними никогда. В молодости невозможно себе представить, что в какой-то момент одряхлеет наше тело, изменится характер, возникнут сложности с восприятием и познанием нового. Молодым и даже зрелым людям не всегда просто понять стариков, которые кажутся им нудными и утомительными, а их проблемы – пустыми и надуманными.

Когда-то один писатель поинтересовался у о.Александра Меня, который был не только священником, но и блестящим эрудитом, ученым-теологом, историком религии, писателем и философом: почему тот проводит массу времени, общаясь со старушками – прихожанками церкви. Скучно это мол, неинтересно, особенно для такого, как вы. На что тот ответил: «А у старушек свои проблемы. Ничуть не хуже, чем у тебя, например». читать далее »